Если стороны заключили договор и оплата по нему была произведена третьим лицом, то в случае признания договора недействительным сторона, принявшая оплату по договору, должна вернуть деньги не перечислившему ее третьему лицу, а стороне по договору. К такому выводу пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, разбираясь в деле о несостоятельности ООО «Коммерческий банк «Эргобанк» (№ А40-12417/2016). Высшая инстанция разъяснила, как вернуть оплату по недействительной сделке при переводе с чужого счёта.

В 2016 году ООО «Коммерческий банк «Эргобанк» был признан банкротом, после чего в отношении банка было открыто конкурсное производство, а функции конкурсного управляющего возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

В 2019 году в рамках дела о банкротстве в Арбитражный суд города Москвы обратилась гражданка Ирченко Н.А., которая не согласилась с отказом конкурсного управляющего ООО «КБ «Эргобанк» включить её требование в размере почти 15 миллионов рублей в третью очередь реестра требований кредиторов.

По мнению заявителя, такое право у неё возникло, как последствие исполнения сделки с должником, признанной недействительной определением Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2018 г. по настоящему делу. Речь шла о договоре цессии, в соответствии с которым гражданка ранее приобрела у банка право требования по нескольким договорам.

ООО «КБ «Эргобанк» действительно уступило Ирченко Н.А. право требования к Кондратьеву В.Л по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств. Однако за приобретение прав оплата была произведена со счёта третьего лица – отца Ирченко Н.А. Сорокина А.Л.

Конкурсный управляющий заявителю отказал, посчитав, что с таким требованием в реестр вправе включиться лишь сам Сорокин А.Л., поскольку именно с его счёта был оплачен договор цессии.

Арбитражный суд города Москвы, а впоследствии и Девятый арбитражный апелляционный суд не согласились с позицией конкурсного управляющего и указали, что последствием оспаривания сделки является возникновение реституционного требования у стороны сделки, то есть Ирченко Н.А. Что касается Сорокина А.Л., то он лишь производил платеж и, по мнению судов, стороной сделки не являлся. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает Ирченко Н.А. права требования возврата денежных средств у банка.

Однако постановлением Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2020 г. определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда были отменены.

Кассация встала на сторону конкурсного управляющего, посчитав, что нижестоящие суды неправильно применили нормы материального права.

Так, суд указал, что согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость.

Исходя из буквального толкования приведенных норм права, Арбитражный суд Московского округа посчитал, что двусторонняя реституция применяется в силу закона независимо от указания на это в судебном акте о признании сделки недействительной, при этом в основе двусторонней реституции лежит восстановление положения, существовавшего до совершения сделки.

Надлежащей двусторонней реституцией по данному спору, по мнению кассационного суда, могло быть только восстановление задолженности ООО «КБ «Эргобанк» перед Сорокиным А.Л.

Иными словами, если в результате оспаривания сделки должно быть восстановлено то положение, которое существовало до её заключения, то денежные средства должны быть возвращены тому, с чьего счёта они переводились.

***

Однако Верховный Суд РФ пришёл к выводу, что суд округа не учёл ряд важных обстоятельств.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ признала верным выводы судов первой и апелляционной инстанций, что признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, c одной стороны, Ирченко Н.А. получила от банка право требования к Кондратьеву В.Л. по кредитному договору, а, с другой стороны, банк получил от Ирченко Н.А. денежные средства в счёт оплаты уступленного им права. И в данном случае Сорокин А.Л., перечисливший в порядке статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации денежные средства за свою дочь Ирченко Н.А., действительно не являлся самостоятельным участником оспоренной сделки.

Главное же, на что обратила внимание Судебная коллегия, это то обстоятельство, что соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счёта Сорокина А.Л. за Ирченко Н.А. в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования, не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим должником и не были признаны недействительными. Следовательно, заключили судьи Верховного Суда РФ, это не лишало Ирченко Н.А. права требования оплаченных денежных средств с ООО «КБ «Эргобанк» ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, Экономическая коллегия определила, что суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечёт восстановление права требования Ирченко Н.А. к банку как стороны признанной недействительной сделки. И напротив, у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов.

В результате, постановление суда округа было отменено, а определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда оставлены в силе.

Вывод Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ (№ 305-ЭС19-2386 (11)) примечателен тем, что его можно применить и в случае, когда заявителем выступает юридическое лицо.

Общим будет то, что договор цессии состоит из двух встречных обязательств: по передаче права требования и по уплате цены. Тот, кто является должником по второму обязательству, обладает правом включаться в реестр с реституционным требованием. При этом на суть спора не влияет тот факт, что непосредственно платеж осуществило третье лицо, поскольку оно не является стороной сделки.

Более того, как в конкретном рассматриваемом случае, внутренние отношения между стороной сделки и третьим лицом не являлись предметом оценки при оспаривании договора цессии, так как конкурсный управляющий не просил признать соглашение, лежащее в основе этих отношений, недействительным.

Заместитель генерального директора
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
Р.Г. Заведеев



Верховный Суд РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
№ 305-ЭС19-2386

г. Москва
9 ноября 2020 года



Резолютивная часть определения объявлена 2 ноября 2020 года.

Полный текст определения изготовлен 9 ноября 2020 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда

Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Корнелюк Е.С., судей Разумова И.В. и Самуйлова С.В., рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Ирченко Натальи Александровны (далее - заявитель) на постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2020 г. по делу № А40-12417/2016 Арбитражного суда города Москвы о несостоятельности (банкротстве) общества ограниченной ответственностью «Коммерческий банк «Эргобанк» (далее - должник, банк), при участии в судебном заседании представителей: заявителя - Григорьевой Е.А., Козловой В.Н.; конкурсного управляющего должником государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» - Осипова А.С.

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корнелюк Е.С., вынесшей определение от 29.09.2020 г. о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в обособленном споре, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

в рамках дела о банкротстве должника Ирченко Н.А. обратилась в суд с возражениями на отказ конкурсного управляющего должником государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (далее - конкурсный управляющий) включить в третью очередь реестра требований кредиторов должника её требования в размере 14 969 390 рублей 84 копеек как последствия исполнения сделки с должником, признанной недействительной определением Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2018 г. по настоящему делу.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 14.10.2019 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 г., требования заявителя признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению за счёт имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, предъявленных в установленный срок и включенных в реестр требований кредиторов должника. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2020 г. отменены определение суда первой инстанции от 14.10.2019 г. и постановление апелляционного суда от 19.12.2019 г., отказано в удовлетворении заявления.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить названное постановление суд округа, обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В судебном заседании представители заявителя поддержали доводы кассационной жалобы, пояснив, что заявитель не согласен с постановлением суда округа от 28.02.2020 г. и не обжалует определение суда первой инстанции от 14.10.2019 г. и постановление апелляционного суда от 19.12.2019.

Представитель конкурсного управляющего должником в судебном заседании возражал против удовлетворения жалобы. Проверив материалы обособленного спора, заслушав представителей лиц, в нём участвующих, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между банком и Ирченко Н.А. был заключен договор цессии от 11.12.2015 г. № 25/15-Ц, в соответствии с которым банк (цедент) уступил Ирченко Н.А. (цессионарию) права требования к Кондратьеву Вадиму Львовичу по кредитному договору от 07.08.2013 г. № 151/13-ФЛ, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств.

За приобретаемые права Ирченко Н.А. со счета её отца Сорокина А.Л. произведена оплата в размере 14 969 390 рублей 84 копеек. Приказом Банка России от 15.01.2016 г. № ОД-87 с 15.01.2016 г. у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Приказом Банка России от 15.01.2016 г. № ОД-88 с 15.01.2016 г. назначена временная администрация по управлению кредитной организацией.

Вступившим в законную силу определением Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2018 г. по заявлению конкурсного управляющего должником договор цессии от 11.12.2015 г. № 25/15-Ц признан недействительной сделкой на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», восстановлены права банка по кредитному договору к Кондратьеву В.Л. в качестве последствий недействительности.

Ирченко Н.А. обратилась к конкурсному управляющему должником с заявлением о включении 14 969 390 рублей 84 копеек, уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов должника.

Конкурсный управляющий должником отказал в удовлетворении заявления ввиду принадлежности денежных средств отцу Ирченко Н.А. Сорокину А.Л., с чьего банковского счёта были оплачены уступленные в пользу Ирченко Н.А. права.

Несогласие Ирченко Н.А. с позицией конкурсного управляющего должником послужило основанием для её обращения в суд с настоящими возражениями.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 167 и 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о необоснованности отказа конкурсного управляющего должником, указав, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у Ирченко Н.А., являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает Ирченко Н.А. права требования возврата денежных средств у банка, так как Сорокин А.Л. не являлся самостоятельным участником сделки.

Отменяя принятые по обособленному спору судебные акты и отказывая в удовлетворении заявления, суд округа пришёл к противоположному выводу, указав, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед Сорокиным А.Л., что приведёт к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Между тем судом округа не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Как верно установили суды первой и апелляционной инстанций, признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, с одной стороны, Ирченко Н.А. получила от банка право требования к Кондратьеву В.Л. по кредитному договору, а, с другой стороны, банк получил от Ирченко Н.А. денежные средства в счёт оплаты уступленного им права.

В данном случае Сорокин А.Л., перечисливший в порядке статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации денежные средства за свою дочь Ирченко Н.А., не являлся самостоятельным участником оспоренной сделки.

Соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счёта Сорокина А.Л. за Ирченко Н.А. в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования, не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим должником, не были признаны недействительными, следовательно, не лишают Ирченко Н.А. права требования оплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечёт восстановление права требования Ирченко Н.А. к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов.

На основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановление суда округа следует отменить, а определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда -оставить в силе.

Руководствуясь статьями 291.11, 291.13 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОРЕДЕЛИЛА:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2020 г. по делу № А40-12417/2016 отменить.

Определение Арбитражного суда города Москвы от 14.10.2019 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 г. по указанному делу оставить в силе.

Определение вступает в законную силу с момента вынесения и может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке надзора в трехмесячный срок.

Председательствующий
Судьи
Е.С. Корнелюк
И.В. Разумов
С.В. Самуйлов