Верховный Суд РФ в рамках дела № А40-230140/2018 доказал: если зарубежный ответчик ликвидирован, это не значит, что нельзя взыскать долг с его владельца. Ответчиком по делу стала немецкая компания Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен), которая должно было разработать дизайн-проект интерьера гостиничного комплекса «Lotte Plaza» в Самаре. Однако обязательств архитектурное бюро не исполнило, и заказчик ООО «Инвестор» обратилось с исковым заявлением в Арбитражный суд города Москвы. Но суд прекратил производство по делу, сославшись на то, что бюро Architekturburo Sonne-Frederiksen ликвидировано в соответствии с законодательством Германии. Сведения о такой компании отсутствовали в Центральном торговом реестре, а в деле имелась справка налогового консультанта, в которой тот указал, что владелица бюро закрыла свой офис, в качестве архитектора не работает и больше не планирует заниматься такой деятельностью.

Вместе с тем, по немецкому праву архитектор – это представитель свободных профессий, поэтому сведений о такой компании в Торговом реестре не будет. По версии истца, юридический статус иностранного лица можно было подтвердить документами из налогового органа, а не выпиской из Торгового реестра. Сведения от налогового консультанта, которые имелись в деле, по мнению заявителя, для этого также не подходили.

С этими доводами согласилась Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ. В определении коллегии было указано, что письмо налогового консультанта не может считаться официальным документом, подтверждающим изменение юридического статуса ответчика, поскольку налоговый консультант оказывает услуги в частном порядке. Кроме того, выписка из Центрального торгового реестра ФРГ не может являться надлежащим официальным документом, подтверждающим факт ликвидации частной практики лица свободной профессии.

В 2016 году между российской компанией ООО «Инвестор» и Architekturburo Sonne-Frederiksen в лице владельца бюро Марии Сонне-Фредериксен, действующей на основании лицензии Архитектурной палаты Нижней Саксонии, был заключен договор. Согласно договору, исполнитель должен был разработать дизайн-проект интерьера гостиничного комплекса под брендом «Lotte Plaza» в Самаре.

Однако исполнитель не выполнил работы в срок, и спустя два года заказчик обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к исполнителю о взыскании неосновательного обогащения в виде не отработанного аванса в сумме 15 тысяч евро и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Но изучив материалы дела и выслушав представителей сторон, суд посчитал, что производство по делу подлежит прекращению. Данный вывод суда был сделан на основании ряда имевшихся в деле документов.

Так, согласно представленному ответчиком письму Архитектурной палаты Нижней Саксонии от 14 марта 2019 года, в соответствии с заявлением госпожи Сонне-Фредериксен от 27 января 2019 года, она исключена из членов палаты и освобождена от обязательного профессионального страхования в связи с выходом на пенсию.

Согласно представленной ответчиком справке налогового консультанта от 16 апреля 2019 года, ещё в 2018 году госпожа Мария Сонне-Фредериксен закрыла свой офис, в должности архитектора больше не работала и с её слов заниматься такой деятельностью в дальнейшем не будет.

Кроме того, ответчик представил сведения из Центрального Торгового реестра от 25 июня 2019 года, согласно которым в реестре данных на имя Марии Сонне-Фредериксен нет.

При этом истец, как заключил суд, не представил доказательства, опровергающие довод ответчика о ликвидации.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали это определение. Соответствующие постановления вынесли Девятый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Московского округа.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ ООО «Инвестор» сослалось на существенные нарушения процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-230140/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила, что обеспечение доступа к правосудию участников международных экономических отношений, осложненных иностранным элементом, является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия. При этом процессуальный алгоритм установления юридического статуса иностранного лица установлен нормами АПК и ГПК РФ. Кроме того, ряд разъяснений, касающихся установления юридического статуса иностранных лиц, сформулированы в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 г. № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом».

Так, в соответствии нормами Арбитражного процессуального кодекса РФ иностранные лица должны представить в арбитражный суд доказательства, подтверждающие их юридический статус. Последний, как правило, подтверждается выпиской из официального торгового реестра страны происхождения.

Юридический статус иностранных лиц также может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами, признаваемыми законодательством страны учреждения, регистрации, основного места осуществления предпринимательской деятельности, гражданства или места жительства иностранного лица.

При этом, суд высшей инстанции особо подчеркнул, что при рассмотрении настоящего дела ООО «Инвестор», ссылаясь на содержание договора и пояснения ответчика, неоднократно заявляло, что Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен не обладает статусом юридического лица по законодательству ФРГ и является частной практикой, а Мария Сонне-Фредериксен, как архитектор, являлась владельцем бюро, то есть представителем так называемых свободных профессий.

Судебная коллегия отметила, что законодательное закрепление статуса лица свободной профессии в Федеративной Республике Германия имеет значение в первую очередь с точки зрения налогового законодательства.

Определение лица свободной профессии содержится в параграфе 18 Закона ФРГ о подоходном налоге от 16.10.34 (Einkommensteuergesetz vom 16.10.1934; в редакции от 12.08.2020 г.) , где указано, что «к деятельности лиц свободной профессии относится осуществляемая самостоятельно научная, художественная, литературная, образовательная или воспитательная деятельность, свободная занятость врачей, стоматологов, ветеринаров, юристов, нотариусов, патентных поверенных, инженеров-геодезистов, инженеров, архитекторов, коммерческих химиков, бухгалтеров, налоговых консультантов, консультирующих экономистов в сфере народного хозяйства и предпринимательства, аудиторов, налоговых консультантов, натуропатов, физиотерапевтов, журналистов, фоторепортеров, устных переводчиков, письменных переводчиков, пилотов и других подобных профессий».

При этом, акцентировала судебная коллегия, представители свободных профессий (freiberufler) не вносятся в Торговый реестр согласно Торговому кодексу Германии. Лица свободных профессий могут оформлять осуществление своей деятельности несколькими способами, выбор между которыми обычно зависит от желания такого лица. В зависимости от осуществленного выбора регулируется необходимость регистрации объединения лиц свободных профессий и его ответственность перед третьими лицами.

Указанные лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью путем создания частной практики, подлежат регистрации в налоговом органе, следовательно, статус такого лица может быть подтвержден документами, полученным от налогового органа (в настоящем случае, как указывал заявитель, Налоговым управлением Южного Ганновера).

Таким образом, Верховный Суд РФ счел, что в рассматриваемом деле нижестоящие суды не дали оценку доводу ООО «Инвестор» о том, что архитектурное бюро не обладает статусом юридического лица по законодательству ФРГ, а является частной практикой. Как пояснил Суд, нижестоящие инстанции ограничились констатацией факта ликвидации ответчика на основании представленной им выписки из Торгового реестра и не приняли достаточных мер для надлежащего установления юридического статуса ответчика. Тогда как выписка из Центрального торгового реестра ФРГ не может являться надлежащим официальным документом, подтверждающим факт ликвидации частной практики лица свободной профессии.

Также судебная коллегия указала, что Архитектурная палата Нижней Саксонии не является компетентным органом, который был бы уполномочен подтвердить юридический статус ответчика. Значит, и письмо палаты не может быть принято во внимание в качестве доказательства.

Кроме того, не может считаться официальным документом и письмо налогового консультанта, поскольку он оказывал услуги в частном порядке.

Высшая судебная инстанция добавила, что общество неоднократно приводило довод о том, что Мария Сонне-Фредериксен как архитектор – владелец архитектурного бюро должна отвечать по обязательствам последнего даже после прекращения деятельности. Кроме того, Мария Сонне-Фредериксен была надлежащим образом уведомлена о подаче иска в компетентный суд, а в судебном разбирательстве участвовал её представитель. Однако эти доводы ООО «Инвестор» также не получили надлежащей оценки и не нашли отражения в судебных актах нижестоящих инстанций.

Наконец, Верховный Суд РФ обратил внимание судов на то, что является самым главным в данном деле, помимо подхода к оценке имеющихся доказательств.

Так, судам следует установить, обязан ли ответчик отвечать по обязательствам даже после прекращения деятельности архитектурного бюро, поскольку прекращение деятельности лица само по себе не является основанием для неисполнения ранее возникших обязательств.

Принимая во внимание всё изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело подлежит направлению в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

В заключение стоит ещё раз отметить, что в деле о взыскании российской компанией денежных средств с зарубежного архитектурного бюро из-за невыполнения договорных обязательств нижестоящие суды продемонстрировали формальный подход к установлению правового статуса ответчика, ограничившись документами, не в полной мере подтверждающими такой статус.

И в этом случае, данное определение Верховного Суда РФ весьма важно для дальнейшей судебной практики и существенно дополняет юридический арсенал для корректного применения норм иностранного права при рассмотрении дел.

Заместитель генерального директора
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
В.В. Анисимова



Верховный Суд РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 305-ЭС20-5788
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва
16.09.2020 г.
Дело № А40-230140/2018



Резолютивная часть определения объявлена 09.09.2020 г.

Полный текст определения изготовлен 16.09.2020 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Прониной М.В., Тютина Д.В. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «ИНВЕСТОР» на определение Арбитражного суда города Москвы от 18.09.2019 г. по делу № А40-230140/2018, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2019 г. и постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2020 г. по тому же делу по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «ИНВЕСТОР» к Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен) о взыскании неосновательного обогащения в размере 15 000 евро и процентов в размере 86,79 евро. В заседании приняли участие представители: от общества с ограниченной ответственностью «ИНВЕСТОР» - Захарова Е.В., от Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен) в лице владельца бюро Марии Сонне-Фредериксен - Гилязов И.И.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

между обществом с ограниченной ответственностью «ИНВЕСТОР» (г. Самара; далее - общество, заявитель, заказчик) и Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен, Германия; далее - ответчик, исполнитель) в лице владельца архитектурного бюро - Марии Сонне-Фредериксен (далее - владелец архитектурного бюро) был заключен договор от 04.07.2016 г. № 4558, согласно которому исполнитель принял на себя обязательства по разработке дизайн-проекта интерьера гостиничного комплекса под брендом «Lotte Plaza» с торгово-офисными помещениями в городе Самаре.

Договор содержал оговорку, в соответствии с которой в случае, если стороны не достигнут согласия, споры в установленном порядке передаются на рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы (пункт 11.2 раздела 11 «Разрешение споров»).

В связи с невыполнением, по мнению заявителя, ответчиком работ в установленный договором срок, 28.09.2018 г. общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании неосновательного обогащения в виде неотработанного аванса и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 18.09.2019 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2019 г. и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2020 г., производство по делу прекращено.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 16.07.2020 г. кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции руководствовался статьями 150, 151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и указал на то, что ответчик (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен) ликвидирован в соответствии с законодательством Германии.

Данный вывод суда был сделан на основе выписки из Центрального торгового реестра от 25.09.2019 г. (в соответствии с которой в Центральном торговом реестре данных на имя Мария Сонне-Фредериксен нет), письма Архитектурной палаты Нижней Саксонии от 14.03.2019 г. (в соответствии с которым Мария Сонне-Фредериксен исключена из членов Архитектурной палаты Нижней Саксонии) и справки налогового консультанта от 16.04.2019 г. (в которой он указал, что 30.11.2018 г. Мария Сонне-Фредериксен закрыла свой офис, в качестве архитектора больше не работает и согласно её заявлению в дальнейшем заниматься данной деятельностью не будет).

При этом заявитель, как указал суд, не представил доказательства, опровергающие довод ответчика о ликвидации. Суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с указанными выводами суда первой инстанции. Между тем судами не учтено следующее.

Право на судебную защиту в Российской Федерации каждого, в том числе участников международной экономической деятельности, признается и гарантируется Конституцией Российской Федерации (статьи 15, 17, 19, 34, 35, 44, 46), общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

Обеспечение доступа к правосудию участников международных экономических отношений, правовой определенности при выборе компетентного суда, своевременного и эффективного рассмотрения споров, возникающих из отношений, осложненных иностранным элементом, является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия.

Арбитражные суды рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, иностранных государств либо возникающие из отношений, осложненных иным иностранным элементом, в пределах полномочий, установленных главой 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц установлены главой 33 Кодекса. Одним из процессуальных этапов, необходимых для правильного разрешения дел с участием иностранных лиц, является установление юридического статуса иностранного лица.

Процессуальный алгоритм установления юридического статуса иностранного лица установлен нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 г. № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (далее - Постановление № 23) сформулировал ряд разъяснений, касающихся установления юридического статуса иностранных лиц.

В соответствии с частью 3 статьи 254 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иностранные лица, участвующие в деле, должны представить в арбитражный суд доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

В случае непредставления таких доказательств арбитражный суд вправе истребовать их по своей инициативе. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 19 Постановления № 23, для применения положений раздела V Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации под юридическим статусом иностранного лица, участвующего в деле, следует понимать объем правоспособности и дееспособности иностранного лица, который определяется по его личному закону.

Юридический статус физического лица, занимающегося предпринимательской деятельностью без образования юридического лица в качестве индивидуального предпринимателя, определяется по праву страны, где такое физическое лицо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя; если это правило не может быть применено ввиду отсутствия обязательной регистрации, применяется право страны основного места осуществления предпринимательской деятельности (статья 1201 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Установление юридического статуса и наличия права на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности участника процесса, а также полномочий его представителя обусловлено необходимостью установления правоспособности и дееспособности соответствующего субъекта на основании норм материального права.

Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из официального торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, регистрации, основного места осуществления предпринимательской деятельности, гражданства или места жительства иностранного лица.

Руководствуясь указанными выше нормами права и разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении настоящего дела общество, ссылаясь на содержание договора от 04.07.2016 г. № 4558 и на пояснения ответчика, неоднократно заявляло, что Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен) не обладает статусом юридического лица по законодательству ФРГ, является частной практикой, а Мария Сонне-Фредериксен, как архитектор - владельцем архитектурного бюро, то есть представителем так называемых свободных профессий (freiberufler). Судебная коллегия считает необходимым отметить, что законодательное закрепление статуса лица свободной профессии в Федеративной Республике Германии имеет значение в первую очередь с точки зрения налогового законодательства.

Определение лица свободной профессии содержится в § 18 Закона ФРГ о подоходном налоге от 16.10.1934 г. (Einkommensteuergesetz vom 16.10.1934; в редакции от 12.08.2020 г.) : «к деятельности лиц свободной профессии относится осуществляемая самостоятельно научная, художественная, литературная, образовательная или воспитательная деятельность, свободная занятость врачей, стоматологов, ветеринаров, юристов, нотариусов, патентных поверенных, инженеров-геодезистов, инженеров, архитекторов, коммерческих химиков, бухгалтеров, налоговых консультантов, консультирующих экономистов в сфере народного хозяйства и предпринимательства, аудиторов, налоговых консультантов, натуропатов, стоматологов, физиотерапевтов, журналистов, фоторепортеров, устных переводчиков, письменных переводчиков, пилотов и других подобных профессий».

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с законодательством Германии все предприниматели с данными своих компаний в соответствии с § 1, 2, 8 Торгового кодекса Германии вносятся в Торговый реестр Германии.

Между тем представители свободных профессий (freiberufler) не вносятся в Торговый реестр согласно Торговому кодексу Германии. Лица свободных профессий могут оформлять осуществление своей деятельности несколькими способами, выбор между которыми обычно зависит от желания такого лица. В зависимости от осуществленного выбора регулируется необходимость регистрации объединения лиц свободных профессий и его ответственность перед третьими лицами.

Указанные лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью путем создания частной практики, подлежат регистрации в налоговом органе, следовательно, статус такого лица может быть подтвержден документами, полученным от налогового органа (в настоящем случае, как указывал заявитель, Налоговым управлением Южного Ганновера).

Следовательно, выписка из Центрального торгового реестра ФРГ не может являться надлежащим официальным документом, подтверждающим факт ликвидации частной практики лица свободной профессии.

Кроме того, в письме Архитектурной палаты Нижней Саксонии от 14.03.2019 г. и справке налогового консультанта от 16.04.2019 г. Мария Сонне-Фредериксен фигурирует в качестве свободного архитектора - владельца архитектурного бюро, что, как указывало общество, лишь подтверждает довод заявителя о невозможности установления юридического статуса ответчика на основании выписки из Торгового реестра.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу, в соответствии с которым при рассмотрении настоящего дела суды не дали оценку указанному выше доводу заявителя, ограничились констатацией факта ликвидации ответчика на основании представленной им выписки из Торгового реестра и, вопреки требованиям части 3 статьи 254 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснениям, содержащимся в Постановлении № 23, не приняли достаточных мер для надлежащего установления юридического статуса ответчика.

Также необходимо отметить, что Архитектурная палата Нижней Саксонии не является компетентным органом, обладающим полномочиями по подтверждению юридического статуса, следовательно, письмо, представленное ответчиком, не является надлежащим доказательством по делу.

Письмо налогового консультанта, представленное ответчиком, также не может считаться официальным документом, подтверждающим изменение юридического статуса, поскольку налоговый консультант оказывает услуги в частном порядке.

Судебная коллегия также считает необходимым указать на то, что общество неоднократно приводило довод, в соответствии с которым Мария Сонне-Фредериксен, как архитектор - владелец архитектурного бюро, должна отвечать по обязательствам даже после прекращения деятельности Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен), что, в свою очередь, свидетельствует о возможности рассмотрения настоящего дела при надлежащем уведомлении Марии Сонне-Фредериксен.

Данный довод не нашел отражения в судебных актах. Между тем факт прекращения деятельности лица не является, сам по себе, основанием для неисполнения или автоматического прекращения обязательств такого лица, возникших в период его деятельности.

В целях обеспечения баланса интересов участников экономических отношений законодательство и Российской Федерации, и ФРГ связывает правовые последствия прекращения деятельности субъектов с необходимостью соблюдения специальных юридических процедур и определения в рамках таких процедур судьбы возникших обязательств (процедуры ликвидации, банкротства, ответственности по обязательствам физического лица всем имуществом такого лица и т.п.).

Кроме того, в настоящем случае, по мнению общества, у судов отсутствовали основания для прекращения производства по делу, так как Мария Сонне-Фредериксен была надлежащим образом уведомлена о подаче иска в компетентный суд, в судебном разбирательстве участвовал её представитель.

Однако указанный выше довод общества также не получил надлежащей оценки.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, а дело подлежит направлению в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

При этом судам следует установить надлежащим образом юридический статус ответчика и, в случае подтверждения факта ликвидации Architekturburo Sonne-Frederiksen (Архитектурное бюро Сонне-Фредериксен), установить обязанность (или отсутствие обязанности) Марии Сонне-Фредериксен (как архитектора - владельца архитектурного бюро) отвечать по обязательствам даже после прекращения деятельности архитектурного бюро, поскольку прекращение деятельности лица, само по себе, не является основание для неисполнения ранее возникших обязательств.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОРЕДЕЛИЛА:

определение Арбитражного суда города Москвы от 18.09.2019 г. по делу №А40-230140/2018, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2019 г. и постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2020 г. по тому же делу отменить.

Дело направить в Арбитражный суд города Москвы для рассмотрения по существу.

Председательствующий
Судьи
Н.В.Павлова
М.В. Пронина
Д.В. Тютин