Верховный суд РФ в деле № А40-241863/2018 г. вынес решение, которое может существенно повлиять на практику Федеральной таможенной службы России по внесению товарных знаков в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС). Как следует из определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 22 января 2020 г. N 305-ЭС19-17108, для включения в ТРОИС не требуется доказательств ввоза контрафакта. Причём, ещё недавно ФТС России при таком обращении требовала от правообладателя предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя. Такая тактика Верховным судом признана некорректной. Так как, в противном случае действия таможенных органов по ведению ТРОИС будут связаны лишь с фактами уже свершившихся правонарушений, что, в свою очередь, лишает смысла ведение ТРОИС как средства для выявления и оперативному пресечения правонарушений и защиты прав правообладателей.

Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности считается действенным способом борьбы с контрафактом и «параллельным» или «серым» импортом. Последнее подразумевает импорт оригинальной продукции, ввозимой с нарушениями таможенного законодательства в виде недостоверного декларирования, что влечёт неуплату или неполную уплату таможенных платежей, а также ввоз товара без разрешения правообладателя. Как правило, этим занимаются не официальные дистрибьюторы, а другими компаниями, которые ввозят товары по своим, параллельным каналам. Отсюда и ещё одно название – «параллельный» импорт.

В Российской Федерации «Параллельный» импорт запрещен. Законом РФ от 23.09.1992 N3520-1 «О товарных знаках и знаках обслуживания» установлен национальный принцип исчерпания прав на товарный знак, что означает возможность ввоза товара лишь с разрешения правообладателя торговой марки. Ввозимые без этого разрешения товары должны задерживаться на границе. Для чего, по инициативе правообладателя, товары и включаются в ТРОИС.

Согласно действующему законодательству, чтобы включить объект интеллектуальной собственности в ТРОИС, необходимо обратиться с заявлением в Федеральную таможенную службу Российской Федерации. И до недавнего времени ФТС России при таком обращении требовала от правообладателя предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя.

В 2018 г. году ФТС России отказало компании ООО «Тривиум-XXI» внести товарный знак «ТРИВИУМ» в единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Компания на тот момент являлась дистрибьютором на российском фармацевтическом рынке, а также занималась выпуском готовых лекарственных форм на основе контрактного производства. И в своём заявлении ООО «Тривиум-XXI» просило внести товарный знак в реестр ТРОИС в отношении следующих фармацевтических субстанций: Рифабутин ТРИВИУМ®, Нимесулид - ТРИВИУМ®, Хондроитин сульфат - ТРИВИУМ®.

Представленные заявителем материалы были возвращены заявителю со ссылкой на отсутствие в них сведений о товарах, обладающих признаками нарушения прав интеллектуальной собственности (т.е. контрафактных).

Тогда ООО «Тривиум-XXI» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением признать незаконным и отменить решение ФТС России, а также обязать Федеральную таможенную службу внести товарный знак «ТРИВИУМ» в ТРОИС, но решением от 28.12.2018 г. суд в удовлетворении заявленных требований отказал.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО «Тривиум-XXI» обратилось с апелляционной жалобой. При этом компания сослалась на то, что Росздравнадзором были установлены факты ввоза фальсифицированных фармацевтических субстанций. В материалы дела было представлено письмо Росздравнадзора об отзыве из обращения фальсифицированной серии фармацевтической субстанции «Рифабутин», ввезенной ПАО «Брынцалов А». Кроме того, ранее, Росздравнадзором были установлены факты незаконного ввоза фармацевтической субстанции «Хондроитин сульфат».

Однако, Девятый арбитражный апелляционный суд пришёл к выводу, что суд первой инстанции правомерно отказал ООО «Тривиум-XXI» в удовлетворении заявленных требований. Основание было следующим. Согласно положениям части 1 статьи 306 Федерального закона от 27.11.2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», правообладатель вправе подать заявление о принятии мер, связанных с приостановлением срока выпуска только тех товаров, в отношении которых у него имеются достаточные основания полагать, что его права нарушаются. Для выявления таможенными органами товаров указанной категории правообладатель представляет в ФТС России достаточно подробные сведения о такой продукции. Однако, по мнению суда, подробных сведений о нарушении прав интеллектуальной собственности правообладателя в связи с ввозом или вывозом товаров заявление ООО «Тривиум-ХХI» не содержало.

С учётом этого в адрес ООО «Тривиум-XXI» ФТС России был направлен запрос о необходимости предоставления дополнительной информации. В ответ компания направила дополнительные сведения о нарушении прав. В частности, номера деклараций на товары, свидетельствующие об осуществлении несанкционированного правообладателем ввоза в Российскую Федерацию товаров, обозначенных товарным знаком «ТРИВИУМ».

В свою очередь, ФТС России провела проверку. Согласно её результатам, в базе данных электронных копий деклараций сведений о нарушении прав интеллектуальной собственности ООО «Тривиум-XXI» не оказалось. Товарным знаком «ТРИВИУМ» перемещаемые субстанции обозначены не были. При этом меры, связанные с приостановлением таможенными органами срока выпуска товаров, обладающих признаками нарушения прав интеллектуальной собственности, могут быть применены исключительно при обнаружении соответствующего обозначения на перемещаемой через таможенную границу продукции.

Кроме того, суд указал, что факт регистрации фармацевтических субстанций Государственном реестре лекарственных средств, не является достаточным для включения соответствующего товарного знака в таможенный реестр.

Таким образом, Девятый арбитражный апелляционный суд определил, что при отсутствии сведений о товарах, обладающих признаками нарушения прав интеллектуальной собственности (контрафактных), заявление о включении в таможенный реестр соответствующего объекта интеллектуальной собственности рассмотрению не подлежит. Эту же позицию, в свою очередь, поддержал Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 20.03.2019 г. г.

Тогда ООО «Тривиум-XXI» обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд Российской Федерации, которая вместе с делом была передана для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия пришла к следующим выводам. При рассмотрении спора суды ссылались на административный регламент ведения ТРОИС, который к настоящему времени уже утратил силу. Приказом ФТС России от 28.01.2019 г. N 131, утвержден новый регламент по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности.

Административным регламентом предусмотрено, что правообладатель, имеющий достаточные основания полагать, что есть нарушение его прав, может подать заявление о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска таких товаров. При этом заявление, не содержащее сведения о товарах, обладающих признаками контрафактных, рассмотрению не подлежит. К таким сведениям относится подробная информация о товарах, обеспечивающая возможность их выявления таможенными органами. Это описание внешнего вида, указание уполномоченных импортеров, экспортеров, производителей, коды в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности РФ и многое другое.

Таким образом, Административный регламент устанавливает для правообладателей заявительный характер процедуры, урегулированной в законодательстве в целях оперативного пресечения фактов ввоза в страну продукции, нарушающей права интеллектуальной собственности. Например, маркированных чужим товарным знаком.

В связи с этим Верховный суд указал, что толкование Административного регламента, как предписывающего предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя, является неверным, поскольку не соответствует цели мер, предусмотренных главой 57 Закона N 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В противном случае действия таможенных органов по ведению ТРОИС будут связаны лишь с фактами уже свершившихся правонарушений, что, в свою очередь, противоречит нормативному регулированию и лишает смысла ведение ТРОИС как средства, способствующего выявлению и оперативному пресечению правонарушений и защиты прав правообладателей.

Таким образом, Судебная коллегия Верховного суда РФ направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы. При этом, указав, что суду следует проверить соблюдение ООО «Тривиум-XXI» иных требований, необходимых для включения товарного знака в ТРОИС. В частности, выяснить, сохраняется ли охрана прав заявителя, подтвержденных соответствующим товарным знаком, и используется ли компанией этот товарный знак.

Подведём итог. Требование предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя признано Верховным судом неверным. Тем более, что в качестве доказательств нарушения интеллектуальных прав правообладателей ФТС России в последнее время обычно принимала копии соответствующих запросов таможенных органов, которые подтверждали бы ввоз в Россию контрафактной продукции. Получался своего рода «замкнутый круг», ведь таможенные органы как раз проверяли именно те товары, информация о которых уже включена в ТРОИС. Очевидно, что эта «круговая практика» теперь будет пересмотрена в свете вынесенного решения по делу № А40-241863/2018.

Заместитель генерального директора
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
Л.В. Кремнева



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва
от 22 января 2020 г.
N 305-ЭС19-17108



Резолютивная часть определения объявлена 17.01.2020.
Полный текст определения изготовлен 22.01.2020.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Першутова А.Г., Тютина Д.В. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Тривиум-XXI» на решение Арбитражного суда города Москвы от 28.12.2018 г. по делу N А40-241863/2018, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 г. и Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.06.2019 г. по тому же делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Тривиум-XXI» к Федеральной таможенной службе Российской Федерации о признании незаконным решения от 17.07.2018 г. N 14-37/44000, а также об обязании Федеральной таможенной службы Российской Федерации внести указанный заявителем товарный знак в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

В заседании приняли участие представители: от общества с ограниченной ответственностью «Тривиум-XXI» - Федорова Л.Г., Шалаева Е.Г.; от Федеральной таможенной службы Российской Федерации - Белов Д.В., Голомутько М.В., Шихранов А.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

общество с ограниченной ответственностью «Тривиум-XXI» (г. Москва; далее - общество, заявитель) обратилось в Федеральную таможенную службу Российской Федерации (далее - ФТС России) с заявлением о включении в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее - ТРОИС) объекта интеллектуальной собственности - товарного знака «ТРИВИУМ», правообладателем которого является общество (свидетельство о регистрации N 465837).

В заявлении обществом были указаны сведения о соответствующих номерах реестровых записей фармацевтических субстанций в отношении которых заявитель просил внести товарный знак в ТРОИС: Рифабутин ТРИВИУМ@ Регистрационный номер N ЛСР-007707/09; Нимесулид - ТРИВИУМ@ регистрационный номер N ЛСР-000303/10; Хондроитин сульфат - ТРИВИУМ@ номер реестровой записи П N 014581/01.

Представленные обществом материалы были возвращены заявителю в связи с отсутствием в них сведений о товарах, ввезенных на территорию Российской Федерации и обладающих признаками нарушения прав интеллектуальной собственности (контрафактных). По мнению ответчика, такие сведения являются необходимым условием для рассмотрения соответствующего заявления и принятия таможенными органами мер, связанных с приостановлением срока выпуска товаров, обладающих признаками нарушения прав интеллектуальной собственности (контрафактных) (письмо ФТС России от 17.07.2018 г. N 14-37/44000).

Полагая указанное решение, оформленное письмом ФТС России от 17.07.2018 г. N 14-37/44000, незаконным, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 28.12.2018 г., оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 г. и Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 20.03.2019 г., в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 29.11.2019 г. кассационная жалоба заявителя вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

ФТС России в отзыве на кассационную жалобу просила оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Разрешая спор, суды, руководствуясь положениями статей 305, 306 Федерального закона от 27.11.2010 г. N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее - Закон о таможенном регулировании), Административного регламента Федеральной таможенной службы по исполнению государственной функции по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности, утвержденного приказом ФТС России от 13.08.2009 N 1488 (далее - Административный регламент), исходили из того, что обращение в таможенные органы с целью включения товарного знака в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности возможно только при наличии достоверной и достаточной информации о реальном нарушении прав владельца товарного знака иными лицами при таможенном оформлении товара.

Суды поддержали позицию таможенных органов о том, что заявитель при подаче заявления не представил доказательств нарушения его прав на товарный знак, которые необходимо прикладывать при обращении с заявлением о включении информации об объектах интеллектуальной собственности в ТРОИС.

Таким образом, суды пришли к выводу о том, что оспариваемое решение таможенного органа принято законно, в соответствии с требованиями действующего законодательства и не нарушает права и интересы заявителя.

Между тем судами не учтено следующее.

Возможность обращения к таможенным органам с целью принятия мер по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации является одним из элементов комплекса мер, предусмотренных действующим законодательством, которыми могут воспользоваться правообладатели для получения защиты соответствующих прав.

Такая возможность ранее была закреплена в нормах Таможенного кодекса Российской Федерации (статьи 394, 395).

В дальнейшем правовое регулирование права на обращение в таможенные органы с целью защиты прав интеллектуальной собственности получило свое развитие в Федеральном законе о таможенном регулировании (статьи 305, 306). В настоящее время такое регулирование закреплено в нормах Федерального закона от 03.08.2018 г. N 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (глава 57 «Меры по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, принимаемые таможенными органами»; далее - Закон N 289-ФЗ).

В свою очередь, в целях реализации указанной возможности, ФТС России наделена правом на ведение ТРОИС, что позволяет таможенным органам при осуществлении таможенного контроля пресекать деятельность недобросовестных лиц, направленную на нарушение прав и причинение ущерба правообладателям, в том числе и путем приостановления выпуска товаров.

Особенности ведения ТРОИС были установлены Административным регламентом, на который ссылались стороны при рассмотрении настоящего спора (в настоящее время указанный Административный регламент утратил силу в связи с изданием Приказа ФТС России от 28.01.2019 г. N 131, которым утвержден новый Административный регламент Федеральной таможенной службы по предоставлению государственной услуги по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности).

Пунктом 25 Административного регламента предусмотрено, что правообладатель или действующий от его имени представитель, имеющие достаточные основания полагать, что при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации или при совершении иных действий с товарами, находящимися под таможенным контролем, может иметь место нарушение прав правообладателя в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, вправе подать заявление о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска таких товаров.

Заявление, поданное в ФТС России о принятии таможенными органами мер, связанных с приостановлением выпуска товаров, не содержащее сведения о товарах, обладающих признаками контрафактных, рассмотрению не подлежит, о чем заявитель уведомляется в течение месяца со дня регистрации заявления в ФТС России.

К сведениям о товарах, обладающих признаками контрафактных, относятся сведения, представляющие собой подробную информацию о товарах, обеспечивающую возможность их выявления таможенными органами (описание внешнего вида товаров (их упаковки, этикетки и т.д.), указание уполномоченных импортеров, имеющих согласие правообладателя на введение товаров в гражданский оборот, экспортеров, производителей и др.), включая коды товаров не менее чем на уровне первых четырех знаков в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Российской Федерации (далее - ТН ВЭД России), а также о предполагаемых местах ввоза на таможенную территорию Российской Федерации (вывоза с таможенной территории Российской Федерации) и импортерах (экспортерах) товаров в случае, если имеется такая информация.

Таким образом, Административный регламент устанавливает для правообладателей заявительный характер процедуры, урегулированной в законодательстве в целях оперативного пресечения фактов ввоза на таможенную территорию Российской Федерации товаров, нарушающих права интеллектуальной собственности, например, маркированных чужим товарным знаком.

В связи с этим толкование пункта 25 Административного регламента как предписывающего предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя является неверным, поскольку не соответствует цели мер, предусмотренных главой 57 Закона N 289-ФЗ.

В противном случае действия таможенных органов по ведению ТРОИС будут связаны лишь с фактами уже свершившихся правонарушений, что, в свою очередь, противоречит указанному выше нормативному регулированию и лишает смысла ведение ТРОИС как средства, способствующего выявлению и оперативному пресечению правонарушений и защиты прав правообладателей.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть правовую позицию, изложенную в настоящем определении, а также проверить соблюдение заявителем иных требований, необходимых для включения товарного знака в ТРОИС, выяснить, в частности, сохраняется ли охрана прав заявителя, подтвержденных соответствующим товарным знаком, используется ли товарный знак заявителем, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Арбитражного суда города Москвы от 28.12.2018 г. по делу N А40-241863/2018, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 г. и Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.06.2019 г. по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий
Судьи
Н.В. Павлова
А.Г. Першутов
Д.В. Тютин