Верховный Суд Российской Федерации в своём определении от 2 апреля 2018 года №305-ЭС-17083 (А40-35170/2017) расширил перечень корпоративных споров, дав разъяснение, что к этой категории относятся дела, по которым истцом является сторона по сделке. Таким образом, стороне крупной сделки не нужно соблюдать претензионный порядок, чтобы её оспорить.

ООО «Корпоративный Тауэр» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к своему контрагенту ООО «Центральное Страховое Общество» о признании недействительной сделки и применении последствий её недействительности. В обоснование своих требований истец указал на то, что сделка для него являлась крупной, однако заключение договора никогда не одобрялось его участником.

Суд первой инстанции возвратил исковое заявление, сославшись на пункт 5 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с несоблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного частью 5 статьи 4 АПК РФ.

Тогда Общество обжаловало решение Арбитражного суда города Москвы в Девятый арбитражный апелляционный суд. Его постановлением решение суда первой инстанции было отменено. Причём, отменяя судебный акт первой инстанции, Девятый арбитражный апелляционный суд указал на то, что совершение крупных сделок в данном случае регулировалось Федеральным законом от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах ограниченной ответственностью». В соответствии со статьей 46 данного Закона крупная сделка общества с ограниченной ответственностью отнесена к категории оспоримых сделок. Такая сделка может быть признана недействительной как по иску общества, так и его участника.

Суд апелляционной инстанции указал, что в силу положений пункта 3 статьи 225.1 АПК РФ спор о признании договора недействительным по мотиву его заключения с нарушением установленного статьями 45 и 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью порядка совершения сделок с заинтересованностью и крупных сделок относится к категории корпоративных споров. Соответственно, согласно абзацу 4 части 5 статьи 4 АПК РФ соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора не требуется.

Однако, позиция суда кассационной инстанции была иной. И своим постановлением от 20 июля 2017 года Арбитражный суд Московского округа отменил постановление суда апелляционной инстанции, оставив в силе решение Арбитражного суда города Москвы.

Таким образом, суды первой и кассационной инстанций посчитали, что в деле А40-35170/2017 имеет место спор между хозяйствующими субъектами, и до предъявления иска должен был быть применен претензионный порядок.

Отметим, что разные выводы различные судебные инстанции основывали на буквальном толковании законов. При этом, все одинаково учли, что законный претензионный порядок не требуется при подаче исков по корпоративным спорам. Однако возникли разногласия при выяснении, корпоративный ли спор поступил суду.

Так, суды первой и кассационной инстанции буквально применили часть 1 статьи 225.1 АПК РФ и пункт 3 этой части, согласно которым: «Арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (далее - корпоративные споры), в том числе по следующим корпоративным спорам:… споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее - участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок».

В данном случае, решили суды первой и кассационной инстанции, если иск предъявлен самой организацией – стороной сделки, значит, – следовательно, этот спор не корпоративный.

Девятый арбитражный апелляционный суд истолковал иначе, сославшись на словосочетание «в том числе» в конце части 1 статьи 225.1 АПК РФ. Следовательно, сделал вывод суд апелляционной инстанции, перечень не закрытый. Такой подход к толкованию норм права содержится в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2017 г N 307-ЭС17-14888.

Продолжая настаивать на своём, представители ООО «Корпоративный Тауэр» обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, указав на неправильное толкование норм права, а также на существование различной судебной практики по аналогичным делам в арбитражных судах Московского округа. В частности ООО «Корпоративный Тауэр» сделало акцент на неправильном применении нормы процессуального права – а именно части 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба Общества «Корпоративный Тауэр» с делом были переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Верховный суд РФ поддержал позицию Девятого арбитражного апелляционного суда, указав, что перечень видов корпоративных споров, не является исчерпывающим. Он может быть расширен с учетом специальных законов, регулирующих корпоративные отношения.

Отменяя судебные акты по делу, за исключением постановления апелляционной инстанции, ВС РФ сослался на следующие основания.

Статья 225.1 АПК РФ содержит перечень видов корпоративных споров, который не является исчерпывающим. Это, в частности, споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок.

Согласно части 4 статьи 46 закона «Об Обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 г. №14-ФЗ иск о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть заявлен самим обществом.

При применении части 1 статьи 225.1 АПК РФ следует учитывать положения статьи 46 закона №14-ФЗ. Следовательно, спор является корпоративным и в том случае, если с соответствующим иском в арбитражный суд обращается само общество. Характер такого спора не может меняться в зависимости от того, общество или его участник обратились с иском о признании такой сделки недействительной и (или) применении последствий ее недействительности.

При этом Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сослалась на пункт 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ». Там указано, что участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53, пункт 1 статьи 65.2 ГК РФ).

Из приведенных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следовало, что указанный спор, так или иначе, не проходит без участия самого юридического лица.

Таким образом, спор о признании недействительной сделки и о применении последствий недействительности такой сделки, совершенной ООО «Корпоративный Тауэр» с нарушением статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, по иску самого общества, следует отнести к корпоративным спорам, соблюдения досудебного порядка по которому в силу части 5 статьи 4 АПК РФ не требуется.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ определила, что выводы суда апелляционной инстанции являются правильными. В связи с этим судебный акт, принятый указанным судом, был оставлен в силе. Постановление Арбитражного суда Московского округа было отменено.

***

Рассмотрим иные примеры в практике досудебного порядка урегулирования споров.

Так, в марте 2017 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела дело по кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» на определение Арбитражного суда Свердловской области по делу А60-30619/2016, постановление Арбитражного суда Уральского округа по тому же делу по заявлению Сбербанка о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда при АНО «Независимая Арбитражная Палата» от 31.05.2016 г. по делу № Т/ТМ/16/2966.

Определением СК по экономическим спорам ВС РФ от 20 марта 2017 г. N 309-ЭС16-17446 состоявшиеся судебные акты о возвращении заявления по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда были отменены. Дело направлено в суд первой инстанции для рассмотрения заявления по существу, поскольку при разрешении вопроса о выдаче исполнительного листа не требуется рассматривать спор между сторонами после состоявшегося решения третейского суда, которое в силу факта его принятия становится обязательным для сторон.

Как следует из материалов дела, отказывая ПАО «Сбербанк России» в удовлетворении заявленных требований, суды сослались на норму части 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Ей предусмотрено, что спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, за исключением дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, дел о несостоятельности (банкротстве), дел по корпоративным спорам, дел о защите прав и законных интересов группы лиц, дел о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, дел об оспаривании решений третейских судов.

При этом, согласно пункту 7 части 1 статьи 126 АПК РФ к исковому заявлению прилагаются сведения о соблюдении истцом претензионного или иного досудебного порядка, который с 01.06.2016 является обязательным.

Поскольку в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 129 АПК РФ арбитражный суд возвращает исковое заявление в случае, если истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, в тех случаях, когда такой порядок является обязательным в силу закона, суды пришли к выводу о необходимости представления ПАО «Сбербанк России» доказательств соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора. Ввиду того, что такие доказательства «Сбербанк» не представил, суды возвратили поданное заявление о выдаче исполнительного листа.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ такие выводы судов сочла ошибочными.

Факт принятия третейским судом решения уже сам по себе свидетельствует о наличии спора между сторонами третейского разбирательства, который являлся предметом рассмотрения третейского суда и не был разрешен сторонами путем заключения мирового соглашения.

Спор, по которому принято решение третейского суда, являющееся окончательным, уже разрешен третейским судом, и, в таком случае, заявитель обращается в государственный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа в связи с неисполнением третейского решения, но не инициирует новое судебное разбирательство по спору, не урегулированному в досудебном порядке, направленном на внесудебное исчерпание конфликта.

Досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров.

В данном случае от возможности досудебного урегулирования спора стороны отказались уже при фактическом инициировании третейского разбирательства.

В связи с этим, статья 237 АПК РФ, содержащая специальные нормы о требованиях к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не содержит указаний на необходимость представления заявителем доказательств соблюдения претензионного порядка.

Таким образом, положения пункта 5 части 1 статьи 129 АПК РФ не подлежат применению в случаях обращения в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Иное привело бы к необоснованному увеличению срока рассмотрения требования заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и возложению на него процессуальных обязанностей, явно не соответствующих существу заявленного требования.

С учетом изложенного, у судов отсутствовали основания для возвращения заявления ПАО «Сбербанк России» в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 129 Кодекса.

Итак, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ исходила из того, что претензионный порядок направлен на внесудебное разрешение конфликта. Тогда как обращение в третейский суд свидетельствует об отказе от досудебного урегулирования.

Спор, по которому принято решение третейского суда, уже им разрешен. И в этом случае заявитель обращается в государственный суд за выдачей исполнительного листа в связи с неисполнением указанного решения, но не инициирует новое судебное разбирательство.

***

В феврале 2017 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гуцана А.В. на определение Арбитражного суда Пензенской области, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановление Арбитражного суда Поволжского округа по делу А49-7569/2016 по иску первого заместителя прокурора Пензенской области к ОАО «Городской центр контроля и учета энергетических ресурсов» и ООО «Многопрофильное управляющее предприятие Первомайского района» о признании недействительным агентского договора.

Управляющее предприятие (принципал) и Городской центр (агент) заключили агентский договор, в соответствии с которым агент обязался за вознаграждение совершать от имени и по поручению принципала действия, связанные со сбором платежей за коммунальные и иные услуги, оказываемые собственникам жилых помещений в многоквартирных домах.

Первый заместитель прокурора Пензенской области обратился в арбитражный суд с иском о признании агентского договора недействительным, указав, что акционером общества является указанное муниципальное образование город Пенза, а оспариваемая сделка нарушает публичные интересы.

Решением Арбитражного суда Пензенской области, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа, исковое заявление было возвращено на основании пункта 5 части 1 статьи 129 АПК РФ в связи с несоблюдением прокурором претензионного досудебного порядка урегулирования спора с ответчиками. При этом суды руководствовались статьями 125, 126 АПК РФ и разъяснениями, данными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе».

Однако, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ своим определением от 20 февраля 2017 г. N 306-ЭС16-16518 отменила принятые ранее судебные акты, поскольку наделение прокурора процессуальными правами и возложение на него процессуальных обязанностей истца (часть 3 статьи 52 АПК РФ) не делает прокуратуру стороной материально-правового правоотношения и не налагает на прокурора ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по досудебному урегулированию спора.

Верховный Суд РФ указал, что досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров.

Следовательно, на прокуроре лежит обязанность по принятию мер к досудебному урегулированию спора в случае, если орган прокуратуры участвует в деле в качестве стороны материально-правового спора.

Такая обязанность отсутствует при обращении прокурора в арбитражный суд в защиту чужих интересов с требованиями, предусмотренными частью 1 статьи 52 АПК РФ, либо при вступлении в дело в целях обеспечения законности на основании части 5 статьи 52 АПК РФ.

Руководствуясь этим, СК по экономическим спорам ВС РФ отметила определение Арбитражного суда Пензенской области, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановление Арбитражного суда Поволжского округа. Дело было направлено в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии к производству иска заместителя прокурора Пензенской области к ОАО «Городской центр контроля и учета энергетических ресурсов» и ООО «Многопрофильное управляющее предприятие Первомайского района».

Можно подытожить, что в данном случае Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ пришла к следующим выводам. Прокурор обязан принимать меры к досудебному урегулированию разногласий в случае, когда он участвует в деле в качестве стороны материально-правового спора. Данная обязанность отсутствует, если прокурор обращается в арбитражный суд в защиту чужих интересов либо вступает в дело в целях обеспечения законности. В силу АПК РФ прокурор пользуется процессуальными правами, и несет процессуальные обязанности истца. Однако это не налагает на него ограничения, связанные с досудебным урегулированием спора.

***

Иная ситуация сложилась в деле ООО «Сибтек», пытавшегося без досудебного урегулирования спора с ответчиком, взыскать задолженность в арбитражном суде. Точку в деле № 1088-О поставил Конституционный Суд Российской Федерации в своём определении от 25 мая 2017 года.

В данном случае, определением арбитражного суда, оставленным без изменения арбитражным судом апелляционной инстанции, было оставлено без рассмотрения исковое заявление ООО «Сибтек» к юридическому лицу о взыскании задолженности вследствие несоблюдения истцом претензионного порядка урегулирования спора с ответчиком.

При этом арбитражный суд апелляционной инстанции указал, что истцом не были представлены доказательства того, что гражданин, поставивший подпись о получении претензии истца с требованием о погашении дебиторской задолженности, являлся должностным лицом ответчика.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО «Сибтек» пыталось оспорить конституционность части 5 статьи 4 «Право на обращение в арбитражный суд» и пункта 2 части 1 статьи 148 «Основания для оставления искового заявления без рассмотрения» Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя, положения части 5 статьи 4 АПК РФ, предусматривающие, что спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, положения пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ, наделяющие арбитражный суд правом оставить исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству будет установлено, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, за исключением случаев, если его соблюдение не предусмотрено федеральным законом, противоречат статьям 34 , 45 , 46 , 118 и 123 Конституции Российской Федерации.

Однако, Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не нашёл оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Суд указал, что установленная частью 5 статьи 4 АПК Российской Федерации обязательность досудебного урегулирования сторонами спора, возникающего из гражданских правоотношений, за исключением дел, перечисленных в этом же законоположении, направлена на стимулирование спорящих лиц оперативно разрешить возникшие между ними разногласия без обращения в суд и задействования механизмов государственно-правового принуждения. В случае, если меры по досудебному урегулированию спора не приведут к разрешению спора, сторона, полагающая свои права, свободы и законные права нарушенными, не лишена права обратиться за их защитой в суд.

Вместе с тем, оставление судом искового заявления без рассмотрения не означает, что истец лишается права на судебную защиту. После устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, он вправе вновь обратиться в суд с соответствующим исковым заявлением (часть 3 статьи 149 АПК Российской Федерации).

Таким образом, Конституционный Суд РФ установил, что оспариваемые ООО «Сибтек» законоположения не могут рассматриваться как нарушающие перечисленные в жалобе конституционные права заявителя в его конкретном деле.

Решение же вопроса о том, был ли соблюден истцом установленный законом претензионный порядок при обращении в суд с исковым заявлением, предполагало установление фактических обстоятельств конкретного дела, что к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

В результате Конституционный Суд Российской Федерации определил отказать в принятии к рассмотрению жалобы ООО «СИБТЕК», поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд РФ признается допустимой.

Заместитель генерального директора

ООО «Юридическое агентство «СРВ»

Е.И. Грунис



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 02 апреля 2018 г.



Резолютивная часть определения объявлена: 27 марта 2018 г.
Определение в полном объеме изготовлено: 02 апреля 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Золотовой Е.Н., судей Маненкова А.Н., Чучуновой Н.С., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Корпоративный Тауэр» (Москва, заявитель) на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 о возвращении искового заявления по делу № А40-35170/2017 Арбитражного суда города Москвы по иску общества с ограниченной ответственностью «Корпоративный Тауэр» (далее - истец, общество «Корпоративный Тауэр») к обществу с ограниченной ответственностью «Центральное Страховое Общество» (Московская область, далее - ответчик, общество «ЦСО») о признании недействительной сделки и о применении последствий ее недействительности, при участии в судебном заседании: от общества «Корпоративный Тауэр»: Саргисян А.П. по доверенности от 30.01.2017 № 30/01-С, паспорт; от общества «ЦСО»: не явились, извещены, заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Золотовой Е.Н., а также объяснение представителя истца, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, 

УСТАНОВИЛА:

определением Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2017 (судья Махалкин М.Ю.) обществу «Корпоративный Тауэр» возвращено исковое заявление на основании пункта 5 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ, Кодекс) в связи с несоблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного частью 5 статьи 4 Кодекса.

Истец обжаловал определение арбитражного суда первой инстанции в арбитражный суд апелляционной инстанции.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017 (судьи Крылова А.Н., Ким Е.А., Верстова М.Е.) определение суда первой инстанции было отменено, вопрос направлен для рассмотрения по существу в Арбитражный суд города Москвы.

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, арбитражный суд апелляционной инстанции указал на то, что совершение крупных сделок обществом с ограниченной ответственностью регулируется специальным законом - Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью), в соответствии со статьей 46 которого крупная сделка общества с ограниченной ответственностью отнесена к категории оспоримых сделок. Такая сделка может быть признана недействительной как по иску общества, так и его участника. В силу положений пункта 3 статьи 225.1 Кодекса спор о признании договора недействительным по мотиву его заключения с нарушением установленного статьями 45 и 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью порядка совершения сделок с заинтересованностью и крупных сделок относится к категории корпоративных споров. Соответственно, согласно абзацу 4 части 5 статьи 4 АПК РФ соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора не требуется.

Арбитражный суд Московского округа (судьи Денисова Н.Д., Петрова Е.А.. Краснова С.В.) постановлением от 20.07.2017 отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе определение суда первой инстанции.

При этом суд округа сослался на то, что исковое заявление подано корпорацией, а не его участником, поэтому данный спор не является спором, относящимся к спорам, перечисленным в статье 225.1 Кодекса, а является спором между двумя юридическими лицами о признании сделки недействительной и, в силу части 5 статьи 4 АПК РФ, обращение с таким спором в арбитражный суд требует соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Общество «Корпоративный Тауэр» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просило отменить определение суда первой инстанции и постановление суда кассационной инстанции, оставить в силе судебный акт, принятый арбитражным апелляционным судом, в соответствии с которым направить вопрос для рассмотрения по существу в суд первой инстанции, указывая на неправильное применение нормы процессуального права - часть 5 статьи 4 Кодекса -, а также существование различной судебной практики по аналогичным делам в арбитражных судах Московского округа.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13.02.2018 (Золотова Е.Н.) кассационная жалоба общества «Корпоративный Тауэр» с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Представитель общества «Корпоративный Тауэр» в судебном заседании поддержал и изложил доводы кассационной жалобы, просил отменить постановление суда округа и оставить без изменений постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, которым отменено определение суда первой инстанции и вопрос о принятии иска заявителя направлен в Арбитражный суд города Москвы для рассмотрения по существу.

Общество «ЦСО» извещено о времени и месте проведения судебного заседания, в которое своего представителя не направило, что в силу части 2 статьи 291.10 Кодекса не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Кодекса).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и в выступлении представителя заявителя, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 подлежит отмене, с оставлением в силе постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017, по следующим основаниям.

Статья 2251 АПК РФ содержит перечень видов корпоративных споров, который не является исчерпывающим. Этот перечень может быть расширен с учетом специальных законов, регулирующих корпоративные отношения. Об открытости этого перечня свидетельствует и употребление законодателем в норме словосочетания «в том числе» (такой подход к толкованию норм права содержится в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2017 № 307- ЭС17-14888).

Так, к корпоративным спорам АПК РФ отнесены споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок (пункт 3 части 1 статьи 2251 Кодекса).

Согласно части 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью иск о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть заявлен обществом, членом совета директоров (наблюдательного совета) общества или его участниками (участником), обладающими не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 № 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (пункт 12) ив постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (пункт 8), правом на предъявление иска об оспаривании крупной сделки общества обладают как общество, так и его участники (акционеры).

Таким образом, при применении части 1 статьи 2251 Кодекса следует учитывать также положения статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Исходя из положений норм АПК РФ и Закона об обществах с ограниченной ответственностью спор о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных законом требований к ней (в том числе, при отсутствии решения о ее одобрении), является корпоративным и в том случае, если с соответствующим иском в арбитражный суд обращается само общество.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53, пункт 1 статьи 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из приведенных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что указанный спор, так или иначе, не проходит без участия самого юридического лица.

Если спор связан с нарушением предусмотренного Законом об обществах с ограниченной ответственностью порядка получения согласия на совершение крупной сделки, то характер такого спора, не может меняться в зависимости от того, общество или его участник обратились с иском о признании такой сделки недействительной и (или) применении последствий ее недействительности.

Общество «Корпоративный Тауэр», ссылаясь на положения статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, статей 53, 153, 160, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу «ЦСО» о признании недействительным договора от 24.02.2016 № 24/02-2016КП, в соответствии с которым общество

«Корпоративный Тауэр» (продавец) продало ответчику (покупатель) объекты недвижимости, расположенные по адресу: Москва, Ковров переулок, дом 8, строения 1 и 2, и о применении последствий его недействительности.

В обоснование требований истец указывал на то, что являлся собственником спорных объектов недвижимости и не имел намерений их отчуждать; оспариваемую сделку не совершал, объекты недвижимости выбыли из владения общества «Корпортаивный Тауэр» помимо его воли. Кроме того, общество «Корпоративный Тауэр» утверждало, что сделка для общества является крупной, однако заключение договора в порядке, предусмотренном Законом об обществах с ограниченной ответственностью, никогда не одобрялось его участником.

Учитывая изложенное выше, спор о признании недействительной сделки и о применении последствий недействительности такой сделки, совершенной обществом «Корпоративный Тауэр» с нарушением статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, по иску самого общества, следует отнести к корпоративным спорам, соблюдения досудебного порядка по которому в силу части 5 статьи 4 АПК РФ не требуется.

При таких обстоятельствах, выводы суда апелляционной инстанции являются правильными, в связи с чем судебный акт, принятый указанным судом подлежит оставлению в силе, а постановление суда округа - отмене.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного

процессуального кодекса Российской Федерации,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 по делу № А40-35170/2017 отменить.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017 по делу № А40-35170/2017 оставить в силе.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий
Судьи
Е.Н.Золотова
А.Н. Маненков
Н.С.Чучунова