Так называемые банкротные дела редко проходят по простому классическому сценарию. Не секрет, что это одна из самых объемных, длительных и сложных категорий дел. В том числе и по той причине, что процессуальным аспектам банкротства до недавнего времени законодатели и высшая судебная инстанция уделяли не так много внимания. На этом они сосредоточились только последние несколько лет. Потому юристы, специализирующиеся на банкротных делах, всегда тщательно анализируют судебную практику, изучая нюансы и тонкости толкования норм – только так порой можно найти варианты разрешения каких-то отдельных специфических ситуаций.

Соответственно, любое слово на тему банкротства от Верховного суда Российской Федерации вызывает большой интерес профессионального сообщества. В марте Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ разбиралась в очередном витке противостояния кредиторов обанкротившегося АО «Свердловскдорстрой» и конкурсного управляющего предприятия Алексея Пархоменко (дело № А60-12747/2004). Как видим по году начала судебного разбирательства, история тянется довольно долго – кто заглянет в картотеку, легко заметит, что успел смениться не один арбитражный управляющий. При этом в свое время многообещающую компанию «Свердловскдорстрой» уже прозвали хрестоматийным примером неэффективной работы собственников. И даже при затянувшемся банкротстве у кредиторов, судя по общедоступным документам, нет уверенности, что процедура идет честно, без контроля со стороны владельцев, которым не удалось в свое время воспользоваться имеющимися преимуществами. Все это вполне ожидаемо оборачивается лишь новыми судебными распрями.

В этом свете также довольно примечательно, что наряду с АО «Свердловскдорстрой» прошли либо проходят процедуры банкротства большинство предприятий, подконтрольных одному известному уральскому бизнесмену. Среди крупных производств назовем Новолялинский целлюлозно-бумажный комплекс, Первоуральский завод сантехизделий и Шабровский тальковый комбинат.

У конкурсных кредиторов ОАО «Свердловскдорстрой», в число которых входят ФНС, РЖД и энергетики, есть все основания полагать, что собственники этого банкротного предприятия не намерены отдавать долги. Хотя дело не безнадежное, и действительно есть, за что побороться. Банкрот сохранил серьезные активы – объекты недвижимости, целые имущественные комплексы и земельные участки. Это объяснимо, ведь ОАО «Свердловскдорстрой», по данным «Картотеки-Коммерсантъ», занималось производством общестроительных работ по строительству автомобильных дорог, железных дорог и взлетно-посадочных полос аэродромов.

Что касается управляющих, то судебные разбирательства с ними перешли уже в разряд хронических. Кредиторы сомневаются, что они действуют в их интересах. И для практикующих юристов любопытно, что многие претензии получают оценку в нескольких судебных инстанциях.

Итак, 28.06.2017 года состоялось собрание кредиторов, где ими было приняты решения об обращении в суд с ходатайством об отстранении Пархоменко А. С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником в связи с их ненадлежащим исполнением, а также о проведении повторной оценки имущества должника. Конкурсный управляющий А. Пархоменко оспорил эти решения кредиторов в судебном порядке. Две инстанции однозначно согласились с заявителем, указав на то, что действующее законодательство не позволяет отстранять управляющего лишь на основании акта собрания кредиторов. Якобы документ должен быть более детальным – в частности, содержать указания на конкретные нарушения, допущенные управляющим. Суды подчеркнули, что в спорной ситуации кредиторы как раз не представили данные о допущенных нарушениях или, проще говоря, совсем не аргументировали свои претензии.

Несколько резко прозвучит, но очевидно, что нижестоящие суды пошли на поводу у управляющего. Их позиция напрямую противоречит статьям 15 и 145 Закона о банкротстве, которые позволяют собранию кредиторов принять решение обратиться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего. Даже исходя из обычной логики, было бы странно противиться коллективному решению тех, кто в процессе банкротства все же имеет одну из ключевых ролей. В свою очередь один из участников упомянутого собрания кредиторов, общество «Сальвад», обжаловало вывод нижестоящих инстанций в Верховном суде РФ. В своей жалобе заявитель как раз поясняет, что действующее банкротное законодательство не запрещает кредиторам принять решение попросить суд отстранить конкурсного управляющего. И детального объяснения причин такого решения на первоначальном этапе не требуется.

Верховный суд с такими доводами согласился. И его определением от 22.03.2018 г. была подведена еще одна черта под спорами о соотношении полномочий управляющих и кредиторов. Посмотрим, на какие вопросы в итоге ответила высшая инстанция.

Прежде всего, уточнение получил такой момент: должны ли в своем общем решении кредиторы подробно прописывать, почему именно управляющий их не устраивает. Как оказалось, на данном этапе детализации не требуется, если это решение именно большинства кредиторов. Было бы бессмысленно в таком случае чинить дополнительные препятствия для их коллективного волеизъявления, подчеркнул суд. На случаи волеизъявления большинства кредиторов законом предусмотрен упрощенный порядок лишения конкурсного управляющего полномочий. И для рассмотрения вопроса арбитражным судом вполне достаточно протокола собрания кредиторов. Судебная практика эта подтверждает. Как, собственно, и то, что совершенно иной порядок требуется при подаче жалобы отдельным кредитором: в таком случае первостепенным требованием является доказанность не только фактов нарушений и их существенности, но и возникновения убытков у кредиторов или должника.

При общем решении кредиторов конкретизация допущенных конкурсным управляющим нарушений не вменяется в обязательные условия, а соответствующие обстоятельства подлежат выяснению судом при рассмотрении ходатайства кредиторов об отстранении конкурсного управляющего. Верховный суд РФ ссылается на пункты 1,4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 22.05.2012 №150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих».

Здесь дополнительно скажу о том, что это отнюдь не дает кредиторам «зеленый свет» для смены конкурсного управляющего по любой причине, суд оценивает нарушения, и за несущественные проступки управляющий не отстраняется. В пункте 10 упомянутого выше обзора сказано, что «суд не может удовлетворить ходатайство об отстранении конкурсного управляющего, если допущенные нарушения не являются существенными». Кроме самого тезиса, для наглядности в документ включены примеры конкретных дел, где различные допущенные управляющими нарушения квалифицируются как существенные или не являющиеся таковыми.

Важно упомянуть и о другом моменте, по которому однозначно высказались судьи Судебной коллегии по экономическом спорам ВС РФ. Речь идет о возможности принятия собранием кредиторов решения об обращении в суд с ходатайством о необходимости проведения повторной оценки имущества должника. Об этом также договорились кредиторы АО «Свердловскдорстрой». Высшей инстанцией сделан вывод, что это также компетенция именно общего собрания. Должно соблюдаться лишь одно условие: если конкурсный кредитор берет на себя расходы на проведение такой оценки. В данном случае ООО «Сальвад» согласилось с дополнительными тратами.

Верховный суд РФ отменил определение Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2017 г. и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2017 г. По делу должен быть принят новый судебный акт.

Вообще этот судебный процесс еще раз ставит вопрос о статусе и компетенциях конкурсных управляющих. Скажу ниже о своем мнении, базирующемся на 20-летней практике работы в сфере хозяйственного правосудия и исключительно личном опыте участия в процедурах банкротства.

Цель конкурсного производства заключается в сохранении баланса интересов всех его участников. И конкурсный управляющий здесь является центральной фигурой, ему доверено текущее руководство процедурой банкротства. Именно от его действий или бездействия зависит, в какой степени в итоге будут удовлетворены требования кредиторов должника. При этом Закон о банкротстве четко запрещает управляющему быть зависимым от кредиторов или должника. Вспомним, что в силу п. 4 ст. 203 Закона о банкротстве конкурсный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно.

Между тем, в реальности бывает не так много «чистых банкротств» - особенно если речь идет о крупном бизнесе. Несмотря на ужесточение законодательства, остро стоит проблема контроля за действиями управляющих, в том числе на стадии конкурсного производства. К сожалению, процедуры стали изобиловать мошенническими схемами, а это особенно болезненно воспринимается на фоне нынешних кризисных явлений в экономике. Банкротство по-прежнему нередко используется для вывода активов. Потому так важен контроль, в том числе со стороны добросовестных кредиторов. И в данном случае с разбирательством по АО «Свердловскдорстрой» мы видим, что они, как говорится, держат руку «на пульсе».

В свою очередь государство за последние годы предприняло ряд шагов по усилению ответственности арбитражных управляющих в нашей стране, что, на мой взгляд, напрашивалось уже давно. Был значительно расширен спектр ответственности арбитражных управляющих за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей. Они могут быть привлечены к дисциплинарной, административной, гражданско-правовой и уголовной ответственности. Да, сохраняется много спорных и неоднозначных моментов, когда схлопотать дисквалификацию можно чуть ли не за опечатку или поданный с незначительным опозданием документ.

Но есть и другая сторона медали. Уверен, что многие юристы со мной согласятся. К сожалению, общий уровень профессионализма российских арбитражных управляющих оставляет желать лучшего, очень часто они действуют неадекватно ситуации. Далеко не всегда могут провести корректный анализ сделок компании-банкрота, компетентно оценить незалоговое имущество, я уже не говорю о том, как часто выявляются чисто организационные ошибки при проведении процедуры банкротства: нарушаются сроки созыва и проведения собрания кредиторов, допускается много неточностей при подготовке документов и прочее. Потому порой штрафов и других действующих санкций для арбитражных управляющих бывает недостаточно, чтобы весь процесс банкротства прошел законно и интересы всех его участников были учтены. Соответственно, кредиторы должны обладать действенным инструментарием для смены управляющего, в том числе на этапе конкурсного производства.

Ниже публикуется Определение Верховного Суда Российской Федерации от 22.03.2018 г. по делу № А60-12747/2004.

Заместитель генерального директора
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
В.В. Анисимова



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело № 309-ЭС15-834(3)
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва



Резолютивная часть объявлена 15.03.2018.
Полный текст изготовлен 22.03.2018.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Капкаева Д.В., судей Ксенофонтовой Н.А. и Самуйлова С.В. - рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сальвад» (далее - общество «Сальвад») на определение Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2017 (судья Кожевникова А.Г.) и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2017 (судьи Данилова И.П., Нилогова Т.С., Чепурченко О.Н.) по делу № А60-12747/2004.

В судебном заседании приняли участие конкурсный управляющий открытым акционерным обществом «Свердловскдорстрой» (далее - должник) Пархоменко А.С., а также представители: общества «Сальвад» - Дербышева Ю.Г.; общества с ограниченной ответственностью «ОУЗ» (далее - общество «ОУЗ») - Исаева М.А.; общества с ограниченной ответственностью «ИнвестСервис» (далее - общество «ИнвестСервис») - Кочнева О.В.; открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала» (далее - общество «МРСК Урала») - Глушановская А.П.; конкурсного управляющего должником Пархоменко А.С. - Ловкина А.В.

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. и объяснения представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

У С Т А Н О В И Л А:

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) открытого акционерного общества «Свердловскдорстрой» (далее - должник) конкурсный управляющий должником Пархоменко Алексей Сергеевич обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительными решений, принятых на собрании кредиторов должника от 28.06.2017 и оформленных протоколом № 2017/06-1.

Определением суда первой инстанции от 11.08.2017, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 18.09.2017, заявление удовлетворено в полном объеме.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество «Сальвад», ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального права, просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 12.02.2018 кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании конкурсный управляющий Пархоменко А.С. заявил ходатайство о прекращении производства по настоящей жалобе как поданной на судебный акт, не подлежащий обжалованию в порядке кассационного производства.

Представитель общества «Сальвад» возражала против удовлетворения данного ходатайства, ссылаясь на ошибочное обращение с настоящей жалобой в порядке статьи 308.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), просила рассмотреть настоящую жалобу в качестве кассационной.

Судебная коллегия приходит к выводу, что названное ходатайство удовлетворению не подлежит ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 291.1 Кодекса вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов, в отношении которых настоящим Кодексом возможность обжалования в арбитражный суд кассационной инстанции, образованный в соответствии с Федеральным конституционным законом от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», не предусмотрена, если они были предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом, поскольку возможность обжалования судебных актов судов первой и апелляционной инстанций по спорам о признании недействительными решений собрания кредиторов в кассационном порядке в суд округа не предусмотрена, данные судебные акты могут быть напрямую обжалованы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, в связи с чем основания для прекращения производства по настоящей жалобе отсутствуют.

В судебном заседании представители обществ «Сальвад», «ОУЗ» и «ИнвестСервис» поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, конкурсный управляющий должником и его представитель, а также представитель общества «МРСК Урала» возражали против ее удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав объяснения присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в обособленном споре лиц, судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов обособленного спора, на состоявшемся 28.06.2017 собрании кредиторов должника большинством голосов приняты решения об обращении в суд с ходатайством об отстранении Пархоменко А.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником в связи с их ненадлежащим исполнением; определении кандидатуры представителя собрания кредиторов для подписания названного ходатайства и последующего обращения в суд; утверждении новой кандидатуры конкурсного управляющего должником; проведении повторной оценки имущества должника (акций обществ «Автострада», «Сангра», «Управление строительных работ 922») и определении оценочной организации для проведения оценки.

Обращаясь с настоящим заявлением в арбитражный суд, конкурсный управляющий должником указал на нарушение установленных законодательством о несостоятельности пределов компетенции собрания кредиторов при принятии названных решений.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, ссылаясь на статью 15 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), исходил из того, что решение собрания кредиторов в части отстранения Пархоменко А.С. и утверждения новой кандидатуры конкурсного управляющего нарушают права и законные интересы Пархоменко А.С.

При этом суды указали на то, что действующее законодательство о несостоятельности не предусматривает возможности отстранения арбитражного управляющего на основании решения собрания кредиторов, а также отметили, что решение в части отстранения Пархоменко А.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником не содержит данных о конкретных нарушениях, допущенных названным лицом.

Признавая недействительным решение в части проведения повторной оценки имущества должника, суды согласились с доводами конкурсного управляющего о нарушении установленных законодательством о несостоятельности пределов компетенции собрания кредиторов.

Между тем судами не учтено следующее.

Действующим законодательством о несостоятельности предусмотрены, в частности, два основных механизма, в результате применения которых конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения соответствующих обязанностей по требованию кредиторов: удовлетворение ходатайства собрания (комитета) кредиторов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей (абзац второй пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве) и удовлетворение жалобы отдельного кредитора на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей (абзац третий пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве).

Принципиальные различия названных механизмов состоят в том, что обязательным условием для отстранения конкурсного управляющего в связи с удовлетворением жалобы отдельного кредитора является доказанность наличия убытков у должника либо его кредиторов или возможность причинения (возникновения) таковых (пункт 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.05.2012 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» (далее - информационное письмо № 150)).

В то время как рассмотрение ходатайства собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего не предполагает включение в предмет доказывания по обособленному спору наличие или возможность причинения убытков. Для его удовлетворения достаточно самого факта допущенных нарушений и решения собрания кредиторов об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего.

Таким образом, при наличии волеизъявления большинства кредиторов законом предусмотрен упрощенный порядок лишения конкурсного управляющего полномочий.

Реализуя право на обращение в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего, представитель собрания кредиторов должника указывал на ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим своих обязанностей, приложив решение (протокол) собрания кредиторов, что само по себе является достаточным для рассмотрения арбитражным судом данного вопроса.

Вопреки доводу конкурсного управляющего и выводу судов, конкретизация в таком решении допущенных конкурсным управляющим нарушений не является обязательным условием (пункты 1, 4 информационного письма № 150), соответствующие обстоятельства подлежат выяснению арбитражным судом при рассмотрении ходатайства.

Равным образом нельзя согласиться и с выводом судов относительно возможности принятия собранием кредиторов решения о проведении повторной оценки имущества должника.

Так, согласно абзацу 4 пункта 1 статьи 139 Закона о банкротстве в конкурсном производстве проведение повторной оценки имущества должника возможно в случае принятия на себя конкурсным кредитором или уполномоченным органом расходов на проведение такой оценки.

В рассматриваемом случае, обосновывая принятие такого решения, кредиторы ссылались в том числе на истечение предусмотренного статьей 12 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» срока, а также на наличие согласия общества «Сальвад» по несению связанных с этим дополнительных расходов.

Учитывая, что оспариваемые решения не противоречат действующему законодательству, приняты в пределах компетенции собрания кредиторов, определенной пунктом 2 статьи 12 Закона о банкротстве, не затрагивают прав и законных интересов конкурсного управляющего Пархоменко А.С. либо иных лиц, правовые основания для признания их недействительными отсутствовали.

Поскольку допущенные судами нарушения норм права являются существенными, обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с принятием нового судебного акта.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

О П Р Е Д Е Л И Л А:

ходатайство о прекращении производства по жалобе оставить без удовлетворения.

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2017 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2017 по делу № А60-12747/2004 отменить.

В удовлетворении заявления отказать.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий
Судьи
Д.В. Капкаев
Н.А. Ксенофонтова
С.В. Самуйлов