В сравнении с ситуацией десятилетней давности положение дел в сфере налогообложения юридических лиц в нашей стране очень сильно поменялась. Развивается и усложняется законодательство, корректируются подходы и принципы работы налоговых органов, они теперь четко нацелены на результат и стараются минимизировать «пустые» контрольные мероприятия. С одной стороны, мы видим, что средние налоговые доначисления в итоге выросли и измеряются в миллионах, что только положительно сказывается на наполнении отечественной бюджетной системы.

Но с другой – такие подходы по факту не способствуют повышению эффективности системы досудебного разрешения налоговых споров, действующей в нашей стране несколько лет. Практика позволяет говорить, что налоговики неохотно признают свои просчеты и оплошности, что в итоге все равно вынуждает российский бизнес оспаривать предъявляемые к нему претензии в судебном порядке, особенно если речь идет о надуманных нарушениях и крупных суммах доначислений налогов по итогам проверок.

Ведь, если говорить честно, несмотря на сохраняющуюся в законодательстве презумпцию добросовестности налогоплательщика, органы ФНС, по сути, заинтересованы в одном исходе дела. Повторюсь, особенно если это касается доначисления налогов в ходе проверок. Потому зачастую вышестоящий налоговый орган оставляет без изменений ранее принятые решения, максимально возможно толкуя конкретные ситуации и выявленные деловые просчеты налогоплательщиков в пользу государства. В итоге спор «платить налог или нет» с наибольшей вероятностью оканчивается требованием «платить». Но совсем не факт, что с этим впоследствии согласится суд, а при выигрыше дела можно добиться еще и дополнительных компенсаций.

В продолжение темы обратимся к подробностям дела №А20-1453/2018, где в числе прочего дана оценка обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды. Налоговые органы нашли в действиях налогоплательщика признаки применения им схем уклонения от уплаты налогов. Однако слабой стороной анализа, проведенного сотрудниками инспекции в ходе проверочных мероприятий, стала фокусировка на формальной стороне вопроса, тогда как ситуация требовала исследования, скажем так, и субъективной стороны. И в этом плане арбитражная практика по таким делам (с обязательной оценкой субъективной стороны) к настоящему времени сформирована достаточно прочно и надежно. В этом плане стоит сказать, что Верховный Суд РФ во многом сохранил преемственность подходов Высшего Арбитражного суда, что юристами оценивается очень положительно.

Кроме того, дело, по которому вынесен вердикт Арбитражным судом Кабардино-Балкарской Республики, заслуживает внимания еще в силу того, что нынешние реалии по подобным спорам несколько изменились. Это обусловлено вступлением в силу 19 августа 2017 года изменений и дополнений в Налоговый Кодекс РФ (ст. 54.1 НК РФ), нормативно закрепляющих случаи, когда полученная налогоплательщиком налоговая выгода (уменьшение налогооблагаемой базы, налоговые вычеты) не может считаться обоснованной. В деле № А20-1453/2018 речь идет о правоотношениях, возникших до этих корректировок Налогового кодекса. Соответственно, это во многом определило линию защиты, которую выбрали юристы, отстаивавшие права налогоплательщика, – они апеллировали по преимуществу к сложившейся судебной практике и позиции высших инстанций. И в итоге это оказалось оправданно.

Итак, в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики обратилось ООО «РИАЛ», которое просило признать незаконным и полностью отменить решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Кабардино-Балкарской Республике о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Выездная проверка охватила три года – с 2012 по 2014-й, по ее итогам инспекция установила неуплату налогов в сумме свыше 840,9 миллионов рублей, основная ее часть (почти 750 млн рублей) пришлась на якобы неуплаченные акцизы и НДС (78,8 млн рублей). На сумму доначисленных налогов были начислены пени 317,7 млн рублей и штрафы в размере 61,3 млн рублей. Управление ФНС России по КБР жалобу ООО «РИАЛ» оставило без рассмотрения.

Исходя из материалов налоговой проверки в отношении ООО «РИАЛ», можно увидеть, что фокус внимания налогового органа был сосредоточен в первую очередь на оценке реальности сделок (особый интерес был проявлен к внешнеэкономическим контрактам), по которым налогоплательщик претендовал на получение налоговых преимуществ – к примеру, применил нулевую ставку НДС. Это логично, однако квалифицированно оценить весь массив информации о деятельности предприятия представителям налогового органа оказалось сложно. В суде, по большому счету, не устоял ни один аргумент. Несколько забегая вперед, скажем, что весь комплекс выводов налогового органа, сделанный по итогам проверки, был признан необоснованным. Кроме того, суд выявил процедурные нарушения при рассмотрении материалов налоговой проверки.

Обратимся к некоторым примечательным подробностям судебного разбирательства. Так, специалисты налоговой службы по итогам проверки констатировали полное отсутствие претензий к первичным бухгалтерским документам и оформлению вызвавших подозрения контрактов. Вместе с тем они сделали вывод об искажении налогоплательщиком фактов своей хозяйственной деятельности, который базировался на очень спорных и неоднозначных моментах, с чем, собственно, и пришлось впоследствии работать сотрудникам ОАО «Юридическое агентство «СРВ». Пытаясь доказать отсутствие обозначенных в бухгалтерской документации фактов оказания услуг и поставки товара контрагентам-нерезидентам РФ и ставя под сомнение сам предмет договора, сотрудники налоговой инспекции, например, указывали на то, что ряд контрактов подписан неустановленным лицом или исполнение договора произведено третьему лицу. Эти обстоятельства, по мнению налогового органа, свидетельствовали «о наличии признаков схемы отклонения от налогообложения путем заключения фиктивной сделки», что, собственно, и послужило основанием для неоднократного отказа налогоплательщику в применении нулевой ставки НДС и доначислении налога.

Суд в связи с этим в тексте решения несколько раз акцентировал особое внимание на безосновательности утверждений налогового органа и почти полном отсутствии реальных доказательств. В частности, вывод налоговиков, о том, что контракт со стороны покупателя подписан неустановленным лицом был сделан всего лишь на основании опроса, руководителя ООО «Риал», которая пояснила, что договоры заключались посредством телефонной связи. Вместе с тем в своем решении Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики указывает на необходимость более здравого подхода в подобных случаях, оценки ситуации в комплексе и более тщательного подбора доказательств. В решении суда читаем: «Однако, то обстоятельство, что сделки и документы, подтверждающие их исполнение, от имени контрагентов общества оформленные за подписью лиц, отрицающих их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, согласно выписке ЕГРЮЛ лица, от имени которых были подписаны документы, на момент заключения договора числились учредителями и руководителями контрагентов. У общества отсутствовали основания полагать, что счета-фактуры подписаны неустановленными лицами, поскольку все обязательства перед ним были исполнены. Доказательств согласованности действий налогоплательщика с контрагентами с целью получения необоснованной налоговой выгоды инспекция не представила. Налоговый орган не учел, что руководители опрашиваемых контрагентов общества могли быть заинтересованы давать показания о своей непричастности к финансово-экономическим взаимоотношениям с обществом».

Аналогично судом был признан необоснованным и вывод налогового органа о том, что контракты являются недействительными лишь в силу того, что оплата за спирт в ряде случаев произведена третьими лицами. Здесь суд отсылает к статье 313 Гражданского кодекса РФ, которая содержит ясное указание на то, что исполнение обязанности третьим лицом не изменяет сторону должника в договоре. Более того, и правовая позиция высших судов по вопросу применения статьи 313 ГК РФ исходит из действительности договора, при оплате за товар третьим лицом.

В ходе проверочных мероприятий негативную правовую оценку налоговиков получили также факты хозяйственной деятельности, скажем так, совершенно рядового порядка. Например, предприятие однажды было вынуждено в последний момент частично отказаться от поставок и возвращать спирт из не покинувшей его территории автоцистерны в спиртохранилище. В ЕГАИС во всех случаях были внесены данные и по отгрузке, и по последующему возврату товара. Однако налоговая инспекция считала спирт в полном объеме отгруженным и сделала вывод о занижении налоговой базы по акцизам.

Или еще один любопытный факт, также послуживший для доначисления акцизов. Контрагент представил ООО «РИАЛ» данные о своей банковской гарантии, которую, как выяснилось впоследствии, он в реальности не оформлял. В итоге в обоснование доначисления акциза налоговый орган ставит в вину налогоплательщику непроявление должной осмотрительности при том, что предприятие вообще не имело законных оснований для проверки факта выдачи банковской гарантии – эта информация не предназначена для передачи сторонним лицам, что также подтвердил суд, напомнив, что границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе, доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах. В данном случае, доступность сведений относительно извещения об освобождении от авансового платежа по акцизу для ООО «Риал» была явно ограничена. В тот период, который был охвачен проверкой, еще отсутствовал электронный сервис по банковским гарантиям, выданным для подготовки извещения об освобождении от уплаты авансового платежа по акцизам. Если отвлечься от частностей судебного спора и проанализировать правовую позицию, занятую в этом споре Арбитражным судом Кабардино-Балкарской Республики, то прежде всего стоит сказать о формализме, проявленном налоговым органом. Суд прямо указал на недопустимость предъявления формальных претензий к контрагентам налогоплательщика. Например, если первичные учетные документы подписало неустановленное или неуполномоченное лицо, это само по себе еще не говорит о нарушении. Формальные претензии не имеют значения, если не опровергнут главный факт – реальность операций и сделок. И здесь по большому счету ничего, кроме пресловутых формальностей у ИФНС, в арсенале не нашлось. Чтобы доказать неуплату или недоплату налогов, инспекция должна была подтвердить, что должностные лица, участники (учредители) компании и т. д. целенаправленно стремились сэкономить на платежах в бюджет.

Добавлю, что ключевые схемы, когда бюджет несет убытки, давно были выявлены Федеральной налоговой службой России. И Высший Арбитражный суд РФ в свое время сформировал обширную методическую базу борьбы с такими злоупотреблениями в постановлении Пленума № 53 от 12.10.2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Этот документ по прошествии больше десяти лет по-прежнему называют очень удачным и логичным. В нем как раз и отводится приоритет реальности сделки над любыми ошибками. И ООО «РИАЛ» в опровержение доводов инспекции были представлены все надлежаще оформленные документы по экспортным контрактам, которые полностью исполнены всеми участниками сделки, что, собственно, и не оспаривалось налоговым органом.

Более того, согласно положениям постановления Пленума № 53 от 12.10.2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны, если иное не доказано налоговым органом.

Хотя, как мы можем сделать вывод, все же были попытки проанализировать эффективность и целесообразность спорных сделок ООО «РИАЛ», оценить, преследовала ли они деловую цель или цель неуплаты налогов. Впрочем это всегда остается спорным вопросом. Изначально понятно, что критерии обоснованности и экономической оправданности тех или иных действий у налоговых органов и налогоплательщиков в корне разнятся, на одни и те же факты они смотрят под совершенно разным углом. И в этом плане логично, что налоговые органы не должны обладать безграничной свободой в своих оценках, иначе они будут «видеть» нарушения в элементарных операциях и ошибочных решениях менеджмента. Это лучше всего сформулировано в тексте постановления Конституционного суда № 320-О-П от 04.06.2007г., где сказано, что в силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. На это также сослался Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики. В свою очередь налоговый орган может оценивать допущенные налогоплательщиком при определении размера налогового обязательства отклонения от правил, предписанных законодательством о налогах и сборах, в частности совершение операций, не обусловленных разумными экономическими причинами или целями делового характера, отражение в учете операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

К слову, предельны в этом плане и возможности судов. В ходе судебного разбирательства по делу №А20-1453/2018 юристы Агентства «СРВ» также апеллировали к смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24 февраля 2004 года № 3-П. Суть в том, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки не доказано, что ООО «РИАЛ» является недобросовестным налогоплательщиком и не установлено совокупности взаимосвязанных фактов, из которых следует, что налогоплательщик своими действиями преследовал цель по получению необоснованной налоговой выгоды, созданию условий для возмещения налога из бюджета и уклонения от уплаты налогов и акцизов, делает однозначный вывод суд.

Позиция Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики, удовлетворившего исковые требования ООО «РИАЛ» и признавшего недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Кабардино-Балкарской Республике о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не вызывает каких-либо принципиальных вопросов. На наш взгляд, она еще раз закрепляет явную тенденцию последних лет, направленную на установление истины в отношении добросовестности налогоплательщика.

Ниже публикуется текст решения Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики по делу № А20-1453/2018 от 25.09.2018.

Заместитель генерального директора
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
Челнокова Т.Б.



Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
Резолютивная часть

г. Нальчик
17 сентября 2018 года
Дело №А20-1453/2018



Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики в составе судьи Н.Ж. Кочкаровой при ведении протокола судебного заседания помощником судьи З.А. Теуважевой, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «РИАЛ», г. Прохладный к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Кабардино-Балкарской Республике с участием третьего лица: Управления Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике о признании недействительным решения налогового органа при участии в судебном заседании представителей: от заявителя: Челноковой Т.Б. - по доверенности от 06.06.2018; Кононовой К.С. - по доверенности от 06.06.2018; от МР ИФНС РФ № 4 по КБР: Дубинко П.И. - по доверенности от 09.01.2018 № 02-14/00007; Колесовой О.В. - по доверенности от 14.06.2018 № 02-14/05613; Казанкова Д.Н. - по доверенности от 13.06.2018 № 02-14/05546; Слоновой Е.Х. - по доверенности от 28.12.2017 № 02-14/10514, Балкарова З.Х. - по доверенности от 28.12.2017. №02-14/10516 от Управления : Слоновой - дов. в деле

Руководствуясь статьями 65, 66 , 158, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

1. Отказать межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Кабардино-Балкарской Республике в удовлетворении ходатайства о направлении запроса в Следственный отдел Махачкалинского линейного управления МВД России и в Южную транспортную прокуратуру о результатах расследования уголовных дел №1517811 от 28.04.2015. и №1570308 от 30.09.2015. возбужденных в отношении Нагоевой М.Ч.

2. Отказать межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Кабардино-Балкарской Республике в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела.

3. Исковые требования общества с ограниченной ответственностью «РИАЛ» удовлетворить полностью.

4. Признать недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Кабардино-Балкарской Республике от 05.10.2017. №10 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в связи с несоответствием Налоговому кодексу Российской Федерации.

5. Взыскать с межрайонной инспекции ФНС России №4 по Кабардино-Балкарской Республике в пользу общества с ограниченной ответственностью «РИАЛ» расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 ( три тысячи ) рублей.

6. Вернуть заявителю из Федерального бюджета 3 000 (три тысячи) рублей госпошлины, излишне уплаченной по платежному поручению №658 от 04.04.2018. Выдать ООО «РИАЛ» справку на возврат государственной пошлины .

7. Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Кабардино - Балкарской Республики.

Судья Н.Ж. Кочкарова